11:18 

Делать то, что доставляет удовольствие, - значит быть свободным.
Минидрабблы. +100 автору
FeiLong
Драбблы и минифики по Видоискателю
Автор: Pale Fire
Жанр: gen, angst, dark, slash
Пейринги: разнообразные
Предупреждение: написано по заявком с ключевым словом.


Слово: мусор

После ухода Арбатова в Драконьей Башне наступает долгожданная тишина. Охрана прячет пистолеты, секретарь убирает бумаги в сейф и начинает играть в арканоид, Тао выползает из своего закутка и идет к Фейлону прибраться и унести посуду.
Дракон встречает его улыбкой облегчения. Тао удивлен: комнаты господина заполнил странный, сладкий и слегка гнилостный запах.
- Вынеси мусор, Тао, - велит Фейлон. - Поскорее.
И указывает на столик, где лежит букет - сотня темно-красных бархатных роз. Разумеется, с единственной белой в центре.

Слово: слово

Штаб-квартира Байше разгромлена. Всюду клочья бумаги, осколки стекла, в стенах засели пули. Пахнет порохом и кровью. В соседней комнате кто-то тихо и непрерывно стонет. За спиной негромко переговариваются по-русски. Наверное, такая грубая работа в национальном характере. Задавить живой массой. Глупцы. С Китаем этот фокус не проходит.
Последняя линия обороны - личные комнаты Дракона. Йо отступает на шаг назад и распахивает дверь. Ты шагаешь внутрь, и в лицо тебе смотрит дуло. Оно ходит ходуном: по правому плечу Дракона расплывается кровавое пятно, а стрелять левой он никогда не умел. Ты поднимаешь пистолет, и ручной детеныш Тао с писком вскидывается, пытаясь закрыть хозяина собой. Бесполезно.
Ты подходишь ближе. Дракон роняет руку. Он смертельно бледен, почти в обмороке. Где-то в соседней комнате звякает цепь. Ты поворачиваешь голову. Такаба с ужасом, недоверием и счастьем смотрит на тебя. От его ноги к ножке кровати тянется цепь. Ты вскидываешь пистолет и стреляешь раньше, чем он успевает по-настоящему испугаться. Звено, крепящее цепь к кольцу на лодыжке, разлетается. Такаба бросается к тебе и виснет на шее, закрывая обзор и мешая двигаться.
- Ты пришел за мной! - сорванным шепотом кричит он. - Ты все-таки пришел!
- Я не оставляю свои вещи чужим, - говоришь ты, и он кивает. То ли не понял, что его назвали вещью, то ли ему все равно.
Ты оборачиваешься. Тао хлопочет вокруг хозяина, пытаясь остановить кровотечение. Фей смотрит на тебя жаркими черными глазами. Он знает, что обречен. Ты поднимаешь пистолет: это будет милосердно. Но Такаба виснет на твоей руке.
- Нет! Дай мне слово, что ты сохранишь ему жизнь!
Что за?..
- Люди Арбатова убьют его, как только я выйду отсюда.
- Тогда какого хрена ты пришел? Придурки с амбициями! - он почти плачет. - Поклянись, что он тоже останется жив!
Я тяжело вздыхаю. Что за детский сад? А Фейлон уже с улыбкой протягивает мне свой пистолет.
- Тут есть выход наверх, прямо на вертолетную площадку, - подает голос Тао. Он успел наложить давящую повязку на плечо Фейлона и явно готов двигаться.
Черт с вами.
Я протягиваю Такабе пистолет. Он берет его без колебаний. Похоже, Фейлон научил его правильному подходу к жизни. Тао идет вперед, открывает двери. Я подхватываю Фея и тащу его на себе. До вертолетной площадки всего два этажа.
Акихито пока не знает того, что слово ничего не стоит. Важно только то, что ты делаешь.
Дракон тихо смеется мне в ухо.

Слово: чары

Охрану сняли бескровно и бесшумно. Да, это штаб Байше в Токио, но Токио - город Асами. Колодка из подвала еще пригодится. В клетке на тонкой подстилке спал Такаба, под глазами круги, на бедрах кровь. Этот опыт пойдет ему на пользу, решил Асами и принялся обыскивать помещения дальше.
Нигде ни признаков диска или хотя бы компьютера. У кого-то здесь паранойя, и этот кто-то точно не Асами Рюичи. О, а вот и...
...Фейлон спал тяжелым опиумным сном. Черные волосы разметались по кровати, смолой стекая на пол. Чеонгсам расмахнулся и смялся, открывая торс. Незастегнутые брюки выставляли на всеобщее обозрение кудрявые волоски на лобке. Само очарование. Апофеоз бесстыдства. Как тут не поверить в кицунэ?
Асами Рюичи усмехнулся, нежно завел руки Фейлона за голову и защелкнул колодку на тонких запястьях, а потом привязал ее к изголовью брючным ремнем. Китаец застонал во сне, повернулся, приоткрыл мутные глаза. Асами похлопал его по щекам.
- Просыпайся, Фей.
- Мммм...
Фейлон буркнул что-то невнятное, закрыл глаза и перевернулся набок, неловко вывернув плечи.
- Для твоего же блага надеюсь, что у тебя найдется смазка.
Он стащил с Фейлона брюки. Трусов Под ними не было. Полюбовался зрелищем.
- А ты похорошел с прошлого раза. Думаю, ты не против того, чтобы я наверстал упущенное и получил компенсацию за попорченную игрушку. Это будет справедливо.
Фейлон почти очнулся, когда Асами принялся растягивать его, используя слюну вместо смазки. Японец не церемонился: несколько раз провернул два пальца, проигнорировав слабое сопротивление, и почти сразу засунул член. Фейлон вскрикнул от боли, дернулся, но Асами крепко держал его под колено.
- Я буду иметь тебя до самого утра, - пообещал Асами, глубоко вколачиваясь в горячую тугую задницу. - Тебе понравится.
- Я тебя убью, - прошипел мгновенно протрезвевший Фейлон, тщетно дергаясь в попытках освободиться.
Асами сжал его член.
- Может быть. Когда-нибудь. Если станешь полагаться не только на свои чары.

Слово: черная лента

"Носи, чтобы помнить, кому ты принадлежишь".
Такаба пытается думать, что это ничего не значит. Ее даже не видно, так что можно не придумывать, что бы соврать друзьям. Конечно, ее невозможно не чувствовать, концы вкрадчиво задевают колено, когда он двигается. Но все равно это ничего не значит, и ее всегда можно снять. Придурь извращенца, вот это что.
Вечером, принимая душ, Такаба снимает ее, а потом берет с собой в постель, обматывает член шелковой петлей и дрочит до изнеможения, вспоминая, что вытворял Асами. Кто бы мог подумать, что с простой черной лентой можно сделать так много...

Слово: необходимость

- Объясни мне, - вежливо начинает Фейлон и кивает на дверь, за которой Асами Рюичи ждет его непонятный каприз, - зачем тебе это... создание? Он слаб, глуп и невежественен.
- Курение опиума - тоже вредная привычка, - говорит Асами и достает сигарету.
- К сожалению, при моей конституции это не порок, а необходимость, - Фейлон складывает ладони вместе.
- Вот именно, - соглашается Асами, ставя точку.

Слово: прости

Дракон Байше сидит в кресле, пьет чай и смотрит на город. Тао стоит у него за спиной и осторожно расчесывает волосы. По пурпурному шелку чеонгсама летят разноцветные журавли.
Сянган живет и дышит. Залив Виктория расцвечен огнями паромов. Коулун сияет. Фейлон протягивает руку, тень ложится на стекло, накрывая город. Дракон долго держит ее так.
Он многим пожертвовал, чтобы обрести власть над Гонконгом. А теперь теряет ее. Если так продолжится, вместе с властью он потеряет и жизнь. Может, она стоит немногого, но вот уронить честь клана Лю Фей Лонг позволить себе не может.
Тао убирает расческу, уносит поднос с посудой. Дракон выжидает пятнадцать минут, потом поднимается, берет пистолет и прячет его в широком рукаве. Идет в задние комнаты. Йо охраняет пленника. Фейлон отсылает его отдыхать, дожидается, пока стихнут шаги и входит в комнату.
Такаба Акихито спит, разметавшись по постели. По простыне извивается цепь. Олицетворение слабости и упадка, а вовсе не призрачная связь с возлюбленным врагом.
Фейлон поднимает пистолет. С расстояния в метр невозможно промахнуться. Акихито внезапно просыпается, распахивает глаза, непонимающе смотрит на Дракона. Тот произносит:
- Прости.
И спускает курок.


Слово: выход

Гордость Лю ФейЛона более прекрасна, чем сама красота. Она сама по себе сила. Вон он: сидит в тяжелом антикварном кресле, прикованный к подлокотникам за запястья. Йо стоит за спинкой, держа пистолет наизготовку, чтобы по первому знаку Асами продырявить Дракону череп. Асами не радуется победе: в окружении Фейлона два его агента, помимо Йо, Дракона сдали свои.
- Прикажи своему человеку выстрелить - и, наконец, покончим с этим, - безупречно спокойно и вежливо говорит он врагу.
Так прекрасен...
Асами качает головой.
- Это не выход, Фей. Ты поедешь со мной в Токио.
Фейлон возмущенно смотрит на него. Но в черных зрачках полыхает торжество. Многие пытаются поймать Дракона. Никто не может его удержать.

Слово: вскрытие

- Вы будете присутствовать на вскрытии? - в голосе красивого молодого патологоанатома звенит изумление.
- Разумеется.
- Хм. Опознания было бы достаточно, - не понимает он, но не спорит. Просто вручает мне халат, перчатки, маску, шапочку, даже здоровенные пластиковые очки.
Труп несколько дней пролежал в застойной воде - в море бы его быстро прибрали акулы. Пахнет он так, как может пахнуть только труп, полежавший в августе в тропическом болоте юго-западного побережья. Доктор мертвых начинает работать: делает Y-образный разрез, специальной машинкой раздвигает ребра. Я наклоняюсь над вскрытой грудной клеткой, задержав дыхание.
- Причина смерти - пулевое ранение правого предсердия... - начинает говорить паталогоанатом, но я не слышу.
Вот это отверстие. От моей пули. Меня охватывает какое-то детское любопытство, и я сую в дырку палец. Сорок пятый калибр - проходит свободно. Доктор мертвых смотрит на меня диким взглядом. Я улыбаюсь. Такаба Акихито оказался прав. У Асами Рюичи действительно было сердце.

@темы: видоискатель, минифанф

URL
   

Mizuki Benjiro

главная